Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 28.06.2022) “О несостоятельности (банкротстве)”

Содержание

§ 1. Реструктуризация долгов гражданина и реализация имущества гражданина

Статья 213 1 Регулирование отношений, связанных с банкротством граждан

Статья 213 2 Процедуры, применяемые в деле о банкротстве гражданина.

Статья 213 3 Возбуждение производства по делу о банкротстве гражданина

Статья 213 4 Заявление гражданина о признании его банкротом

Статья 213 5 Заявление конкурсного кредитора или уполномоченного органа о признании гражданина банкротом

Статья 213 6 Особенности рассмотрения обоснованности заявления о признании гражданина банкротом

Статья 213 7 Опубликование сведений в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве гражданина

Статья 213 8 Собрание кредиторов в случае банкротства гражданина

Статья 213 9 Финансовый управляющий

Статья 213 10 Особенности правового положения кредиторов,требования которых обеспечены залогомимущества гражданина.

Статья 213 11 Последствия введения реструктуризации долгов гражданина

Статья 213 12 Порядок представления проекта плана реструктуризации долгов гражданина.

Статья 213 13 Требования к гражданину, в отношении задолженности которого может быть представлен план реструктуризации его долгов.

Статья 213 14 Содержание плана реструктуризации долгов гражданина.

Статья 213 15 Документы, прилагаемые к плану реструктуризации долгов гражданина.

Статья 213 16 Одобрение собранием кредиторов проекта плана реструктуризации долгов гражданина.

Статья 213 17 Рассмотрение арбитражным судом плана реструктуризации долгов гражданина.

Статья 213 18 Основания для отказа в утверждении арбитражным судом плана реструктуризации долгов гражданина.

Статья 213 19 Последствия утверждения плана реструктуризации долгов гражданина.

Статья 213 20 Внесение изменений в план реструктуризации долгов гражданина по инициативе гражданина и продление срока исполнения указанного плана.

Статья 213 21 Внесение изменений в план реструктуризации долгов гражданина по инициативе собрания кредиторов.

Статья 213 22 Завершение исполнения плана реструктуризации долгов гражданина.

Статья 213 23 Отмена плана реструктуризации долгов гражданина.

Статья 213 24 Решение арбитражного суда о признании гражданина банкротом.

Статья 213 25 Имущество гражданина, подлежащее реализации в случае признания гражданина банкротом и введения реализации имущества гражданина.

Статья 213 26 Особенности реализации имущества гражданина.

Статья 213 27 Порядок удовлетворения требований кредиторов гражданина.

Статья 213 28 Завершение расчетов с кредиторами и освобождение гражданина от обязательств.

Статья 213 29 Пересмотр определения о завершении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина и возобновление производства по делу о банкротстве гражданина.

Статья 213 30 Последствия признания гражданина банкротом.

Статья 213 31 Особенности прекращения производства по делу о банкротстве гражданина в связи с заключением мирового соглашения.

Статья 213 32 Особенности оспаривания сделки должника- гражданина.

§ 5. Внесудебное банкротство граждан

Статья 223 2 Статья 223. Заявление гражданина о признании его банкротом во внесудебном порядке

Статья 223 3 Статья 223. Размещение в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве сведений о признании гражданина банкротом во внесудебном порядке

Статья 223 4 Статья 223. Последствия включения сведений о гражданине, подавшем заявление о признании его банкротом во внесудебном порядке, в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве

Статья 223 5 Статья 223. Прекращение процедуры внесудебного банкротства гражданина

Статья 223 6 Статья 223. Освобождение гражданина от обязательств по завершении процедуры внесудебного банкротства гражданина

Статья 223 7 Статья 223. Бесплатность процедуры внесудебного банкротства гражданина

Неочевидные проблемы оспаривания

На первый взгляд кажется, что все достаточно просто: если имеется необходимая совокупность фактов, то можно оспаривать. Однако это не совсем так — существует ряд вопросов, не разрешенных до настоящего момента ни на уровне судебной практики, ни на уровне юридической науки.

Один из таких вопросов на сегодняшний день можно сформулировать следующим образом: каково различие и где проходит тонкая грань между удостоверением сделки в качестве ничтожной по совокупности ст. 10 и 168 ГК РФ и признанием оспоримой сделки недействительной по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 2 Закона о банкротстве? Другими словами, как разграничить состав оспаривания в случае действий, совершенных со злоупотреблением правом, и «подозрительность»?

Возникновение данного вопроса обусловлено содержащимися в абз. 4 п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 23. 2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“» (далее — Постановление № 63) разъяснениями о том, что наличие в Законе о банкротстве специальных оснований для оспаривания сделок не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (п. 1 ст. 1 Закона о банкротстве).

В связи с этим очевидно, что с момента принятия данных разъяснений арбитражными судами (в том числе и на уровне ВС РФ) не были выработаны критерии разграничения общегражданских и специальных оснований оспаривания.

Рассмотрим поподробнее историю возникновения проблемы.

Арифметика разграничения составов

В то же время высказываемая сначала ВАС РФ, а затем ВС РФ формулировка, которая позволяет разграничить похожие составы для оспаривания (по совокупности юридических фактов), страдает размытостью и неясностью. Это приводит к нескольким проблемам и в текущей судебной практике.

Во-первых, выше было отмечено, что отсутствие четких критериев затрудняет деятельность нижестоящих арбитражных судов в части определения состава для признания сделки недействительной в случаях, когда арбитражные управляющие ссылаются сразу на два состава (ст. 10 и 168 ГК РФ и ст. 2 Закона о банкротстве).

Еще большую смуту вносит и то, что в настоящее время выработан подход, при котором судам надлежит сначала проверить признаки оспоримости по специальным нормам, а затем, в случае их отсутствия, переходить к проверке на признаки ничтожности по общегражданским основаниям. Например, см. постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16. 2021 № Ф02-5425/21 по делу № А19-15662/2019.

Учитывая отсутствие критериев их разграничения, не ясно, каким образом суды, не обнаружив признаков оспоримости по специальному основанию, обнаружат вместе с тем признаки ничтожности по общим основаниям.

Во-вторых, неясность в рассматриваемом вопросе является следствием ситуации, которая сложилась в сегодняшней правоприменительной практике. Арбитражные суды стараются не рассмотреть спор по существу, а не столкнуться с отменой их решения вышестоящей инстанцией, из чего следует, что первая инстанция чаще всего отказывает арбитражным управляющим в признании сделки недействительной по общим основаниям.

Полагаем, что коль скоро законодатель дал возможность оспаривания сделок в банкротстве как по специальным, так и по общим основаниям, а ВС РФ развивает эту позицию, необходимо в целях единообразия судебной практики указать на четкие критерии разграничения этих составов, чего до настоящего момента сделано не было.

Попробуем проанализировать судебную практику в части интересующего нас вопроса, которая сложилась на сегодняшний день.

«Мал золотник, да дорог»

Здесь нужно отметить, что в ходе анализа судебной практики было найдено крайне незначительное число обособленных споров, в которых суды кассационных инстанций признавали сделку недействительной на общегражданских основаниях (ст. 10 и 168 ГК РФ), из общего количества споров.

Особый интерес вызвали следующие случаи.

Переквалификация сделок

Так, в деле № А21-328/2016 рассматривался обособленный спор о признании сделок, совершенных должником в пользу привлеченного бухгалтера, недействительными на основании п. 2 ст. 2 Закона о банкротстве (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17. 2020 по делу № А21-328/2016).

Конкурсный управляющий полагал, что сделки по перечислению денежных средств бухгалтеру преследовали «цель ухода от уплаты налоговых платежей, а также сокрытия денежных средств от обращения взыскания на них со стороны добросовестных кредиторов». Суд первой инстанции заявление удовлетворил (частично), признал сделку недействительной, однако указал, что в данном случае имеются дефекты, выходящие за пороки подозрительных сделок, ввиду чего переквалифицировал основания недействительности на связку ст. 10 и 168 ГК РФ.

Что явилось такими пороками в данном случае? В абзаце 4 п. 4 Постановления № 63 разъяснено, что наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных ст. 2 и 61. 3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (ст. 10 и 168 ГК РФ).

Как подчеркнул суд, бухгалтер реально оказывала бухгалтерские услуги обществу, однако часть денежных средств сразу же перечислялась бывшему директору, и эти денежные средства выплачены обществом без должных правовых оснований и в ущерб кредиторам.

Однако использование счета в качестве транзитного можно рассматривать и с точки зрения притворности сделок по перечислению денежных средств, что говорит об их ничтожности в силу п. 2 ст. 170 ГК РФ.

Несмотря на то что в данном случае квалификация основания недействительности, на наш взгляд, неверна, с практической точки зрения данный судебный акт представляет иную ценность. В нем наглядно отражен подход возможности самостоятельной переквалификации основания недействительности судом, если на то будут веские причины и это будет соответствовать интересам конкурсной массы (независимых кредиторов должника).

Критерии признания сделки недействительной по причине злоупотребления правом

В другом деле наряду с вышерассмотренным фигурирует обстоятельство, позволяющее судам признать сделку недействительной по общегражданским основаниям, а именно отсутствие правовых (либо экономических) оснований для ее совершения (постановление Арбитражного суда Московского округа от 26. 2021 по делу № А41-36167/2017).

Из материалов спора следует, что конкурсный управляющий просил признать сделки, совершенные должником в пользу заинтересованного лица, по перечислению денежных средств по договору процентного займа недействительными на основании п. 2 ст. 2 Закона о банкротстве, а также ст. 10 и 168 ГК РФ. Он полагал, что перечисления произведены в пользу аффилированного лица при наличии существенной кредиторской задолженности у должника.

Суды учли, что срок исковой давности по специальным основаниям для оспаривания сделок конкурсным управляющим пропущен, однако отметили следующее: «для квалификации сделки по статье 10 ГК РФ как совершенной со злоупотреблением правом в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) необходимо установить, что такая сделка направлена на нарушение прав и законных интересов кредиторов и, совершая оспариваемую сделку, стороны или одна из них намеревались реализовать какой-либо противоправный интерес».

При таких условиях суды также установили некоторые критерии, которые свидетельствуют о наличии обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения спора и подлежащих установлению:

  • наличие цели, отличной от обычно преследуемых при совершении аналогичных сделок;
  • факт причинения или возможность негативных юридических последствий для прав и законных интересов третьих лиц;
  • наличие у стороны сделки неисполненных обязательств, исполнению которых совершение сделки создает или создаст в будущем препятствия.

Таковы критерии, позволившие в данном случае суду констатировать факт злоупотребления правом и признать сделку ничтожной.

Заметим, что суд указал на необходимость умысла причинения вреда лишь у одной стороны по сделке для констатации факта злоупотребления правом, в то время как в иных судебных актах наличие умысла у одной стороны суды признают недостаточным и говорят о необходимости взаимного умысла сторон на причинение вреда кредиторам1.

Кроме того, в судебной практике имеется и очень резкий подход, согласно которому для квалификации сделки в качестве недействительной по общим основаниям (по мотиву злоупотребления правом) судам необходимо установить «явную и исключительную направленность на причинение вреда правам и законным интересам кредиторов должника» и факт осознания такой направленности контрагентом должника по сделке, то есть ответчиком по оспариванию (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 26. 2021 по делу № А60-46979/2019).

Сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене

Например, в одном из дел возник обособленный спор по поводу признания недействительными следующих сделок. Должник как продавец заключил договор с покупателем, по условиям которого обязался продать объекты недвижимости на сумму 15 млн руб. (постановление Арбитражного суда Московского округа от 23. 2016 по делу № А40-79862/2011).

После исполнения указанной сделки стороны заключили дополнительное соглашение к договору купли-продажи, согласно которому перечень объектов недвижимости для продажи пополнился, а сумма осталась неизменной.

Конкурсный управляющий в качестве оснований недействительности указанных сделок выделял п. 2 ст. 2 Закона о банкротстве и ст. 10 и 168 ГК РФ. В процессе рассмотрения обособленного спора ответчик по сделке заявил о пропуске управляющим срока исковой давности по специальным основаниям. Однако данное обстоятельство не помешало судам признать сделку ничтожной.

Суд пришел к выводу о том, что пороки сделок выходят за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок, а именно — в действиях сторон имеются признаки злоупотребления правом при совершении оспариваемых сделок, которые фактически были направлены на вывод активов должника, имевшего к тому моменту крупную кредиторскую задолженность, по существенно заниженной стоимости.

Однако в более поздней судебной практике того же суда имеются примеры, когда установление аналогичных обстоятельств не позволяет признать сделку ничтожной по общим основаниям ввиду отсутствия пороков, выходящих за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок (постановление Арбитражного суда Московского округа от 07. 2021 по делу № А40-177466/2013, с которым согласился ВС РФ в Определении от 12. 2019 № 305-ЭС17-11710 (4)).

Таким образом, можно повторно констатировать, что ситуация, оказывается, повторяется, когда создана неопределенность в отношении критериев разграничения оснований для недействительности сделок в интересующей нас части.

Отдельно хотелось бы подчеркнуть, что судебная практика в качестве безусловного основания для признания сделки недействительной по общегражданским основаниям выделяет договор дарения, заключенный и исполненный с аффилированным лицом в период неплатежеспособности и недостаточности имущества первого (напр. , постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16. 2021 по делу № А19-15662/2019).

Зачет в конкурсном производстве

Подборка наиболее важных документов по запросу Зачет в конкурсном производстве (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

  • Банкротство:
  • Анализ финансового состояния должника
  • Аффилированный кредитор
  • Банкротство гражданина
  • Банкротство ГУП
  • Банкротство залогодателя
  • Взаимозачет:
  • Акт взаимозачета
  • Бухгалтерские проводки при взаимозачете
  • Взаимозачет в исполнительном производстве
  • Взаимозачет ККТ
  • Взаимозачет НДС

Возможно, фраза «банкротство умершего человека» звучит для вас сюрреалистично и даже немного пугающе. Но на самом деле все обстоит прозаичнее. Конечно, банк не будет выкапывать умерших заемщиков, и призывать их к ответу, тревожа здоровый сон судей.

Речь идет о случаях, когда человек умирает непосредственно в процессе процедуры признания неплатежеспособности. Увы, но такое тоже происходит. Процедура банкротства длится 8-11 месяцев, а порой затягивается и на годы. В это непростое время иногда случаются трагические эксцессы — они же и разворачивают дело на 180 градусов от исходного.

Таинственное сочетание банкротства и смерти возможно в следующих ситуациях:

  • Человека начали банкротить еще живым, но он умер в разгар судебного процесса.
  • Должник умер, но у него остались обязательства, по которым и возникла необходимость открыть процедуру. Хочешь или не хочешь, а понять, что сделать с долгами, кредиторам — необходимо.

С живыми физ. лицами все понятно: по правилам, претендовать на банкротство вправе: сам должник, лица, которым он задолжал, и государственные органы (ФНС).

Но как быть с мертвыми физ. лицами, если у них остались незавершенные дела на земле? В судебной инстанции применяется уже другой подход.

  • нотариус;
  • финуправляющий.

Разумеется, они вмешиваются, когда им стало известно о смерти человека.

Скажем честно, что банкротство умершего гражданина — это не тот случай, за который с удовольствием берутся финансовые управляющие. И дело не в дележе наследства и не в предрассудках. Проблема в статусе наследства банкрота. Оно как бы зависло между умершим банкротом, его наследниками и кредиторами. И часто в реестрах возникает путаница.

Конечно, если смерть произошла в ходе процедуры банкротства наследодателя, то финуправляющий не откажется довести дело до конца. А вот того специалиста, кто возьмется возбуждать и вести дело уже после смерти должника, чтобы его имущество «не утекло» к кредиторам — еще придется поискать. Умерший банкрот — это всегда бюрократические проволочки и затягивание процедуры признания несостоятельности на долгие месяцы.

Также существует законодательная инструкция на случай кончины в различных процедурах:

  • Если смерть наступила в процессе реструктуризации долгов. Процедуру немедленно завершают, и суд вводит реализацию имущества. Это продиктовано здравым смыслом — умерший человек уже не сможет восстановить свою платежеспособность.
  • Если смерть наступила в процессе реализации имущества. Процедуру банкротства на этом не прекращают, она длится до логического конца.

Также при смерти должника меняется круг лиц, которые вправе заявить о банкротстве покойного:

  • кредиторы: банки, МФО и другие лица с неисполненными обязательствами; наследники, которым досталось имущество покойного;
  • уполномоченный орган — ФНС.

При подаче такого заявления инициаторы процедуры обязательно указывают, что речь идет о банкротстве покойного. Также нужно подать подтверждающие документы.

Можно ли обанкротить умершего гражданина? Ответ утвердительный.

То есть право на банкротство со смертью должника не прекращается. Если человек умирает в процедуре или после нее — это не повод забыть о признании его несостоятельным лицом.

Но почему? Почему российское законодательство в этом плане напоминает греческие мифы, где после смерти начинаются бурные страсти? Почему покойных не отпускают с миром, а дальше продолжают судить судом земным?

Дело в кредиторах. После смерти люди, как правило, оставляют имущество. И если у человека были задолженности, то, по справедливости, необходимо удовлетворить претензии кредиторов и закрыть земные счеты.

У вас долги больше 250 000 руб?

Списание долгов через банкротство под ключ

от 9 670 руб. /мес.

(действуем на основании закона 127-ФЗ)

  • спишутся вcе долги: по кредитам, МФО, услугам ЖКХ, распискам, налогам, штрафам и т.д.
  • коллекторы и банки перестанут названивать вам
  • все наложенные приставами аресты на ваше имущество будут сняты

Оставьте свой телефон, мы перезвоним через 3 минуты и расскажем подробнее об услуге

По поводу имущества умершего должника ответ можно найти в ст. 223. 1 № 127-ФЗ.

  • В конкурсную массу входит вся собственность умершего человека.
  • Жилье, если для должника и его семьи оно было единственным, включается в конкурсную массу по решению Арбитражного суда. Исключение составляют случаи, когда такое помещение выступает объектом ипотеки. Та же ситуация с земельным участком, на котором возведено единственное жилье.

Это же имущество не включается в ликвидационную массу, если в деле сочетаются следующие факторы:

  • еще не истек срок принятия наследственной массы — он составляет стандартные 6 месяцев. При условии, что в таком помещении проживают люди, которые вправе рассчитывать на наследство: например, дети. И для них жилье тоже выступает единственным;
  • срок принятия наследства вышел, но жилье выступает единственным для наследника.

За счет проданного имущества умершего должника в первую очередь оплачиваются:

  • текущие платежи;
  • расходы на похороны;
  • расходы на сохранение наследственной массы;
  • расходы на нотариуса, на финансового управляющего и судебные издержки.

Если процедура банкротства завершается до истечения сроков принятия наследства, то управляющий обязан передать информацию о собственности в конкурсной массе нотариусу, который и ведет это дело.

При этом в ликвидационную массу нельзя включать личную собственность умершего человека. Эта позиция подтверждается Постановлением АС Московского округа от 28 октября 2019 года по делу № А40-53872/2019.

Поначалу в первые 1-2 года после введения института банкротства для физических лиц судебная практика только формировалась. Например, если должник умер в процедуре банкротства, то суды зачастую не знали, как на это реагировать. Но все же, растерянность быстро сменялась уверенностью — суд обязан рассмотреть дело до логического конца.

Дело № А43-8783/2016, рассмотренное в АС Нижегородской области. По материалам, у должника был автомобиль, который он передал банку в залог по кредиту. В результате он умирает, а долг остается.

Наследников так и не нашлось. Банк, выждав некоторые сроки, подготовил заявление в суд и сам обратился за банкротством покойного должника. Суд ввел процедуру, машину продали, деньги вернули кредитору. Умершего должника освободили от дальнейших требований.

Дело № А10-1184/2016. За признанием несостоятельности обратился госорган — ФНС. Умерший должник был должен налоговой службе 1 млн. рублей. Суд принял заявление, и в торгах продали земельный участок покойного. С ФНС частично рассчитались, человека освободили от имущественных обязательств.

С наследниками при банкротстве дело обстоит непросто. Представим несколько ситуаций, и сразу же будем давать на них ответы.

Человек сам инициировал собственное банкротство, и через некоторое время умер

То есть посреди судебного процесса. Как проходит процедура в этом случае? Это зависит от суда.

АС уполномочен принять несколько решений:

  • не останавливать банкротство, продолжать дело. Обычно такие решения связаны с финансовой заинтересованностью лиц. Например, есть конкурсная масса, есть кредиторы. И последние не намерены терять свои деньги;
  • приостановить процедуру до момента, пока наследники не вступят в права наследования. Например, так и случилось в АС Кемеровской области, где должник умер в банкротстве, и суд своим решением постановил «подождать» до истечения срока о принятии наследственной массы.

В целом разбор положений ст. 223. 1 № 127-ФЗ показывает, что наследники получают особый статус в банкротстве. Когда человек покидает земной мир в разгар процедуры, то предполагаемые наследники, которые еще не получили свидетельства, получают некоторые полномочия. Они выступают заинтересованными лицами.

В частности, наследники:

  • подают заявления о недействительности решения, принятого на собрании кредиторов;
  • обжалуют бездействие или действия финуправляющего;
  • выступают в суде и участвуют в формировании процедуры утверждения порядка, сроков и условий реализации наследственной массы.

По нормам п. 48 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13. 2015 N 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан», наследники должны привлекаться судом как заинтересованные лица, но должниками они не выступают.

Наследники вступили в права наследования

В данном случае их правовой статус резко меняется. Они теперь тоже несут ответственность, они реализуют права и обязанности должника. Отметим, что если наследственная масса равна или меньше суммы задолженностей умершего человека, то наследники в права наследования могут не вступать. И их за это привлечь к ответственности нельзя.

Также кредиторы вправе инициировать банкротство умершего лица в пределах наследственной массы. В таком случае предполагаемые наследники выступают лишь заинтересованными лицами. На практике бывает, когда банки хотят банкротить наследников, а не умерших граждан. Но это незаконно.

При таких обстоятельствах суд, скорее всего, откажет. Так и случилось в Москве, когда в суд обратился кредитор умершего человека. АС даже принял заявление и ввел в отношении наследника реструктуризацию долгов.

Но Апелляционная инстанция не согласилась. Решение АС отменили, производство остановили.

В деле № А27-8262/2016 АС Кемеровской области выдал отказ наследникам, которые хотели признать банкротство с включением наследства в конкурсную массу. Как заявил суд, стоимость имущества составляет больше, чем долги умершего ИП. Отметим, что этот отказ благополучно был позже обжалован.

Наследник получил единственное жилье умершего наследодателя

Но для него оно оказалось не единственным. В таком случае получается следующая картина:

  • после вступления в права наследования кредиторы предъявляют претензии к наследнику;
  • далее либо банки, либо сам наследник, если он не желает рассчитываться по долгам умершего лица, обращается в суд за признанием несостоятельности;
  • имущество включается в конкурсную массу, в том числе — собственность наследника. Далее проводится стандартная реализация имущества, из конкурсной массы исключается единственное жилье наследника. Остальная масса подлежит продаже.

То есть по долговым обязательствам умершего наследники обычно отвечают как по своим, если они приняли это наследство, и получили свидетельство о праве собственности.

Иногда кредиторы пытаются сыграть на опережение, и заявить о банкротстве первыми. Например, в ситуациях, если:

  • нет наследников;
  • наследники есть, но пока не включились в права наследования.

Но им это удается не всегда. Например, в деле А13-14402/2015 АС выдал отказ банкам Вологды, которые заявили претензии в отношении наследственной массы. Возражали сами наследники. В частности, они указали, что банки даже не пытались «бороться за свое счастье»: по ипотечному договору они не предъявили претензии к страховой компании, которая и выступала страхователем по договору кредитования.

После смерти имущество должника продолжает проходить «земные мытарства»

Человек умирает, но его обязательства остаются живы, и приносят тревоги кредиторам. Если смерть наступила в банкротстве, то процедуру чаще продолжают до логического конца. Также у наследников и у кредиторов есть право самостоятельно возбудить дело о банкротстве в пределах наследственной массы умершего человека.

Если в процессе процедуры банкротства умер супруг должника

Тут практика достаточно спорная. В целом жена покойного должника выступает наследником, и при продлении дела будет привлечена как заинтересованное лицо. У нее появляются некоторые полномочия, которые в основном касаются наследственной массы.

Учитывая, что такие наследники преимущественно проживают в общем единственном жилье, то после смерти должника они его и не теряют. Также закон запрещает включать личные вещи, предметы обихода, мебель, бытовую технику и другие некоторые вещи в конкурсную массу.

В качестве любопытного образца представим дело № А40-88982/2016, которое рассматривалось в АС г. Москва. Супруга покойного банкрота захотела сама признать банкротство, но суд ей отказал. Решение мотивировалось тем, что закон не предусмотрел ввод процедуры в отношении наследников. Соответственно, нужно возбуждать банкротство в отношении самой наследственной массы.

Отметим, что этот акт позже тоже был обжалован, и совершенно справедливо. Ведь если женщина подала заявление после вступления в наследство, то, согласно Постановлению Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 года № 9, она теперь и является должником. Но исключительно — в пределах стоимости наследственного имущества.

Банкротство умершего поручителя

Отметим сразу — с поручительством выходит «преинтереснейшая история». В целом закон о банкротстве рассматривает подобные дела как стандартные: человек умер, есть наследственная масса и есть ответственность, которая либо наследуется, либо нет.

Но нужно знать следующее.

  • После смерти человека поручительство наследуется! Это вытекает из положений п. 4 ст. 367 ГК РФ. Например, супруга умершего поручителя наследует это обязательство вместе с имуществом покойного. Если наследников нет, эта обязанность не переходит как фамильный флаг от поколения к поколению.
  • Срок обязательства по поручительству заканчивается согласно договору. Например, там указано, что поручительство предусмотрено на год. Через полгода поручитель умирает. Еще полгода нужно, чтобы объявить наследников. Пока пройдет время, срок истекает. И у кредиторов уже нет шансов что-то взыскать, если основной заемщик прекратил платить.

Но! Если в договоре не указаны сроки поручительства, то эта обязанность будет в силе, если кредиторы не предъявят претензии к поручителю в течение срока действия договора (либо по долгам «подопечного» заемщика после окончания срока действия).

В целом судебная практика по таким процессам противоречива. Суды до сих пор не нашли золотую середину в подобных вопросах. Почему? Проблема в природе такого обязательства. Давайте честно: оно связано с личностью поручителя. А такие задолженности, как известно, умирают вместе с человеком. Так же, например, как алименты, компенсации морального ущерба и так далее. Поэтому наследование обязательства в данном случае является спорным моментом.

Можно ли надеяться на освобождение?

Люди, далекие от правового мира, часто наивно полагают, что после смерти кредитора платить больше не нужно. Это заблуждение часто прослеживается на форумах популярных порталов финансовой направленности. Должники интересуются, стоит ли платить банку, который «лопнул». Увы, но платить придется.

Как это работает?

Кредитор — физлицо

Здесь все понятно: у всех людей могут возникать кредиторские и дебиторские задолженности. Кредиторские долги — это когда должен человек; дебиторские — это когда должны ему.

После смерти кредитора все эти задолженности переходят в собственность наследника. И уже тот начинает военные действия с должником. В процедуре банкротства он, скорее всего, будет выступать заинтересованным лицом умершего кредитора. Если же наследник успел вступить в права наследования, то в банкротстве он будет выступать полноценно, как кредитор.

Кредитор — банк

Если с кредитной организацией что-то случилось (реорганизация, слияние, ликвидация в банкротстве и т. ), то задолженность переходит к новому кредитору. Во всех случаях ее можно продать коллекторам или другим юрлицам по договору цессии. А если такое юрлицо «лопнуло» в соку собственного банкротства, то в реестр кредиторов включится уже АСВ (управляющий в банкротстве банков, прототип финансового управляющего).

Как обанкротить умершего человека?

В целом особых сложностей с этой процедурой нет.

Особенности будут следующие.

  • Подать на реструктуризацию нельзя. Это логично, ведь покойный не пройдет процедуру финансового оздоровления. Поэтому заявление подается исключительно на реализацию имущества.
  • В заявлении необходимо указать, что банкротиться будет умерший должник. В таком случае АС применяет параграф 4 (ст. 223.1) № 127-ФЗ для регламента подобных мероприятий.

Какие документы необходимы для подобного банкротства? Перечень стандартный.

Туда, в частности, включается:

  • заявление о признании несостоятельности;
  • свидетельство о смерти;
  • свидетельства о праве собственности на имущество;
  • паспорт и СНИЛС человека, который подает на банкротство — или информация о компании, если банкротит кредитор;
  • список кредиторов с перечислением сумм долговых обязательств;
  • сведения об исполнительных производствах и другие документы.

Конечно, смерть — это всегда печально. Но вот проходит 9 дней, 40 дней, горе постепенно отступает, жизнь продолжается. И начинаются житейские вопросы — постепенно с духовных уровней приходится опускаться в мир материальный. И нередко — с боями отвоевывать имущество покойного! Нужна правовая помощь опытного юриста? Обращайтесь, мы найдем решение проблемы.

Бесплатная консультация по списанию долгов

Оставьте свой телефон, специалист перезвонит вам в течение 1 минуты

Комментарий к Ст. 230 Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)»

Бесплатная юридическая консультация по телефонам

Действие положений, предусмотренных параграфом 2 главы XI Закона о банкротстве, распространяется также на случаи, когда имущество должника – юридического лица заведомо не позволяет покрыть судебные расходы по делу о банкротстве или когда в течение последних 12 месяцев не проводились операции по его счетам, а также имеются в наличии иные признаки, свидетельствующие об отсутствии предпринимательской или иной деятельности.

При применении положений о банкротстве отсутствующего должника к должнику, имущество которого заведомо не позволяет покрыть судебные расходы по делу о банкротстве или когда в течение последних 12 месяцев не проводились операции по счетам должника, а также при наличии иных признаков, свидетельствующих об отсутствии предпринимательской или иной деятельности должника, заявление о признании должника банкротом может быть подано только лицами, указанными в ст. 227 Закона о банкротстве. Заявление, поданное должником, подлежит возвращению арбитражным судом со ссылкой на ст. 227 Закона о банкротстве.

Завершённые судебные дела

Документы размещены с разрешения участников

Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 28.06.2022) "О несостоятельности (банкротстве)"

Получение заявки: 05. 2019

Отправка заявления: 01. 2019

Вынесение решения: 07. 2019

Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 28.06.2022) "О несостоятельности (банкротстве)"

Сумма долга: 480 142,63 ₽

Получение заявки: 28. 2018

Отправка заявления: 24. 2018

Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 28.06.2022) "О несостоятельности (банкротстве)"

Сумма долга: 1091602. 56 ₽

Получение заявки: 17. 2018

Отправка заявления: 14. 2018

Вынесение решения: 02. 2019

Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 28.06.2022) "О несостоятельности (банкротстве)"

Сумма долга: 3 402 717,66 ₽

Получение заявки: 08. 2018

Отправка заявления: 02. 2018

Вынесение решения: 29. 2019

Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 28.06.2022) "О несостоятельности (банкротстве)"

Сумма долга: 329 722,15 ₽

Получение заявки: 01. 2018

Отправка заявления: 26. 2018

Вынесение решения: 20. 2020

Какие требования относятся к требованиям участников строительства?

Понятие «требования участника строительства» ограничено определенными характеристиками строящегося объекта и характеристиками его помещений. Так, в силу ст. 201. 1 Закона о банкротстве требованием участника строительства является требование о передаче жилого помещения (в частности, квартиры, комнаты в многоквартирном доме, жилого помещения (части жилого дома) в жилом доме блокированной застройки, состоящем из трех и более блоков (так называемые таунхаусы), а также требование о передаче машино-места и нежилого помещения. При этом под нежилым помещением понимается нежилое помещение, площадь которого не превышает 7 кв.

В связи с этим, к примеру, за пределами категории требования участника строительства остаются индивидуальные жилые дома и коттеджи, поскольку не являются многоквартирными домами или домами блокированной застройки из нескольких блоков (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 21. 2021 по делу № А33-9001/2018). Тем не менее применительно к параграфу 7 главы IX Закона о банкротстве размер площади машино-мест не ограничен, поэтому ВС РФ в Определении от 21. 2021 № 307-ЭС20-4804 (7) указал, что в третью очередь реестра в качестве требования участника строительства может быть включено требование о передаче машиноместа, превышающего по площади 7 кв.

Кто рассматривает вопрос о включении требований участников строительства в реестр?

Режим наибольшего благоприятствования гражданам в процедуре банкротства застройщиков также связан с «упрощенным» (по замыслу законодателя) порядком рассмотрения требований участников строительства — заявление о включении в реестр рассматривает не арбитражный суд, а конкурсный управляющий (п. 3 ст. 201. 4 Закона о банкротстве).

Однако согласно буквальному содержанию п. 1 ст. 201. 1 Закона о банкротстве понятие «требование участника строительства» не включает в себя неустойки, штрафы, пени, моральный вред и судебные издержки, связанные с требованием по передаче помещения. Ввиду этого указанные требования формально подлежат рассмотрению не конкурсным управляющим, а арбитражным судом. Это приводит к тому, что вместо планируемого упрощения порядка включения в реестр гражданин вынужден обращаться с заявлением как к управляющему, так и в арбитражный суд.

С целью смягчить указанное неудобство в судебной практике складывается подход, который расширительно толкует компетенцию конкурсного управляющего, указывая на допустимость рассмотрения последним требований участников строительства по неустойке и штрафам в порядке, предусмотренном п. 3—11 ст. 201. 4 Закона о банкротстве (например, Определение ВС РФ от 30. 2020 № 305-ЭС20-4897 по делу № А40-27892/2018).

Тем не менее требования по компенсации морального вреда и возмещению судебных расходов по-прежнему остаются вне компетенции управляющего. Кроме того, согласно п. 4 ст. 201. 4 Закона о банкротстве полномочия по восстановлению пропущенного срока на включение в реестр предоставлены только арбитражному суду. В связи с этим участнику строительства, пропустившему срок для включения в реестр, необходимо обратиться в арбитражный суд за восстановлением срока.

Нельзя не отметить, что на практике суды нередко игнорируют данное правило закона ввиду излишней сложности и рассматривают одновременно вопрос об обоснованности требования участника строительства и о наличии оснований для восстановления срока.

Примечательно также то, что при рассмотрении требования участника строительства о передаче помещения, заявленного после закрытия реестра (при отсутствии восстановления срока судом), на основании п. 5 ст. 142 Закона о банкротстве данное требование признается подлежащим удовлетворению в денежном эквиваленте за счет имущества, оставшегося после расчета с кредиторами третьей очереди, заявившими свои требования в установленный срок (Определение ВС РФ от 23. 2019 № 301-ЭС19-10685 по делу № А82-230/2015).

Также параграфом 7 главы IX Закона о банкротстве предусмотрено самостоятельное (без заявления) включение конкурсным управляющим требований участников строительства на основании данных, передаваемых Росреестром в единую информационную систему жилищного строительства (п. 1 ст. 201. 4 Закона о банкротстве). Но, судя по всему, у Росреестра отсутствует техническая возможность по выгрузке данных в указанную систему, что парализует возможность самостоятельного включения конкурсным управляющим требований участников строительства в реестр.

Особенности включения требований участников строительства в реестр

Одним из элементов «благоприятствования» пострадавшим гражданам в процедуре банкротства застройщиков является привилегированное положение их требований по отношению к другим кредиторам. В отличие от обычной процедуры банкротства у застройщиков третью очередь реестра занимают участники строительства, а остальные кредиторы удовлетворяются в четвертой очереди (п. 1 ст. 201. 9 Закона о банкротстве).

Причем в отличие от ординарного банкротства в процедуре банкротства застройщиков требования участников строительства по общему правилу включаются в реестр в виде требования о передаче помещения, а в случае расторжения договора долевого участия в строительстве — в виде денежного требования.

При этом если из договора участия в долевом строительстве прямо следует, что его предметом является нежилое помещение, то требования подлежат трансформации в денежные (постановление Арбитражного суда Московского округа от 10. 2020 № Ф05-5006/2018 по делу № А41-26468/2017). Более того, в судебной практике сформировался подход, в соответствии с которым участник строительства с целью максимальной защиты своих интересов вправе самостоятельно выбрать форму учета требования в реестре — требование о передаче помещения или денежное требование. То есть за участником строительства закреплено право на трансформацию вида требования (постановление Президиума ВАС РФ от 12. 2013 № 15510/12 по делу № А71‑13368/2008).

Также судебной практикой признана возможность передачи в процедуре банкротства участнику строительства готового помещения по расторгнутому договору, если это не нарушает притязаний других лиц на него. Если конкурсным управляющим будет принято такое решение, он вправе обратиться в суд с ходатайством об одобрении соответствующих действий (Определение ВС РФ от 04. 2021 № 306-ЭС20-5179 (2) по делу № А65-24332/2017).

При этом в случае, если один участник строительства правомерно отказался от исполнения договора долевого участия в строительстве, после чего был заключен новый договор в отношении этой же квартиры с другим лицом, по общему правилу, передача квартиры второму участнику строительства влечет за собой возникновение на стороне фактического владельца права собственности, не обремененного ипотекой в пользу первого участника строительства (п. 28 Обзора судебной практики Верховного суда Российской Федерации № 3 (2018), утв. Президиумом ВС РФ 14. 2018).

Кроме того, в судебной практике с учетом непрофессионального характера инвестиционной деятельности граждан в долевом строительстве сложился следующий подход. Основанные на зарегистрированных договорах участия в долевом строительстве требования дольщика считаются обеспеченными залогом независимо от того, было им заявлено о необходимости установления залогового статуса при предъявлении денежного требования или нет, если только такой кредитор явно не выразил волю на отказ от залогового обеспечения или суд прямо не указал на отсутствие права залога в судебном акте (определения ВС РФ от 06. 2019 № 302-ЭС18-24434 по делу № А58-476/2016, от 14. 2019 № 308-ЭС18-15980 по делу № А53-7967/2017).

Еще одной особенностью включения в реестр требований граждан — участников строительства является пониженный стандарт доказывания факта оплаты договора долевого участия в случае приобретения гражданином прав на основании договора уступки от юридического лица. В основном данный стандарт доказывания сводится к тому, что на основании ч. 10 ст. 48 Федерального закона от 13. 2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» регистрация уступки прав по договору долевого участия в строительстве возможна при наличии доказательств оплаты по договору, в противном случае регистрации подлежит также перевод обязанности участника строительства по оплате.

На основании этого суды исходят из презумпции оплаты по договору долевого участия в строительстве при наличии регистрации уступки прав по нему (например, постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 14. 2021 по делу № А79‑65/2020, Арбитражного суда Московского округа от 17. 2021 по делу № А41-34148/2020).

Допустима ли субординация требований аффилированных участников строительства?

Также небезынтересным является вопрос о возможности субординации требований участников строительства о передаче помещений в связи с предоставлением компенсационного финансирования аффилированными лицами на основании Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц (утв. Президиумом Верховного суда РФ 29. 2020).

Согласно п. 5 Рекомендаций Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Поволжского округа от 21. 2021 требования аффилированных кредиторов, предоставивших компенсационное финансирование при заключении договоров о передаче помещений, также могут быть субординированы. Такие требования подлежат трансформации в денежные и удовлетворяются в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты.

Однако если заявителем требования является гражданин-цессионарий, в отношении которого не представлено доказательств недобросовестности и заинтересованности по отношению к должнику или первоначальному участнику строительства, оплативший право требования о передаче жилого помещения до введения в отношении должника процедуры банкротства, основания для отказа во включении его требования в реестр о передаче жилых помещений отсутствуют.

И напротив, «при наличии признаков того, что договор уступки права требования между юридическим лицом и физическим лицом заключен исключительно с целью повышения очередности удовлетворения требований (в частности, в случае заключения договора после возбуждения производства по делу о банкротстве либо непосредственно перед возбуждением производства по делу о банкротстве при наличии очевидных признаков неплатежеспособности застройщика), требование гражданина-цессионария включается в четвертую очередь реестра требований кредиторов должника (п. 1 ст. 10 ГК РФ)» (Рекомендации Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Уральского округа «Часть I. Вопросы применения законодательства о несостоятельности (банкротстве)», по итогам заседания, состоявшегося 19—20 октября 2017 г. в г. Перми).

Однако существует ряд судебных актов, в которых апелляционные суды аргументируют отказ в субординации требований аффилированных кредиторов застройщика со ссылкой на отсутствие в Законе о банкротстве норм о субординации требований о передаче помещений и права у суда самостоятельно трансформировать такое требование в денежное (постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 22. 2020 по делу № А41‑65911/2019, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23. 2021 по делу № А53-20548/2020).

Представляется, что указанная позиция судов не может быть признана обоснованной, поскольку возможность субординации требований аффилированных кредиторов на основании Обзора судебной практики Верховного суда РФ от 29. 2020 также является результатом развития судебной практики.

Кроме того, отказ в применении правил о субординации к требованиям о передаче помещений не соответствует ключевой цели банкротства застройщиков — защите интересов пострадавших граждан в приоритетном порядке.

Комментарий к Ст. 111 Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)»

Бесплатная юридическая консультация по телефонам

Положения рассматриваемой статьи направлены не только на создание условий для получения максимально возможной покупной цены от продажи имущества, но и на защиту интересов должника и его учредителей (участников), поскольку продажа имущества допускается только при условии, что его отчуждение не приведет к прекращению хозяйственной деятельности должника. Это требование препятствует возможности фактической продажи предприятия-должника по частям в обход специальных норм Закона, а также свидетельствует о том, что эта мера является далеко не основной в процессе восстановления платежеспособности должника.

Внешний управляющий вправе продать часть имущества должника только в том случае, если это предусмотрено планом внешнего управления. Данная мера применяется, в частности, когда план внешнего управления предусматривает перепрофилирование производства, закрытие нерентабельных производств, в результате чего высвобождается имущество, а также для уменьшения издержек на содержание имущества, которое не используется и не предполагается использовать в будущем в процессе хозяйственной деятельности.

Кроме того, в ходе внешнего управления может быть продано имущество должника, являющееся предметом залога, с направлением вырученных средств на расчеты с кредиторами, требования которых обеспечены залогом. Представляется, что продажа такого имущества также должна быть включена в план внешнего управления, что не исключает необходимости получения согласия залогодержателя на его продажу (п. 5 ст. 101).

Продаже имущества должника независимо от его балансовой стоимости предшествуют инвентаризация имущества, проведение которой является обязанностью внешнего управляющего независимо от того, предусматривает ли план внешнего управления продажу части имущества должника (п. 2 ст. 99), а также оценка отчуждаемого имущества.

Для проведения оценки имущества внешний управляющий обязан привлечь на договорной основе и за счет средств должника независимого оценщика, который в соответствии с законодательством об оценочной деятельности определяет рыночную стоимость имущества.

В целях усиления контроля в ходе внешнего управления за продажей имущества унитарных предприятий и акционерных обществ, более 25 процентов акций которых находится в государственной или муниципальной собственности, п. 2 комментируемой статьи требует, чтобы отчет независимого оценщика был направлен в государственный финансовый контрольный орган (Минфин России или уполномоченный государственный орган субъекта Российской Федерации), который дает заключение по проведенной оценке. Обязанность представить заключение должна возлагаться на оценщика как на лицо, ответственное за достоверность результатов оценки. Отсутствие заключения или получение отрицательного заключения препятствует установлению начальной цены имущества.

Особенность продажи части имущества должника на торгах по сравнению с порядком продажи предприятия состоит в том, что для продажи части имущества должника не требуется получения ходатайства органа управления должника.

Как правило, имущество должника должно быть выставлено внешним управляющим на открытые торги. При этом по смыслу п. 3 комментируемой статьи начальная цена имущества, определение которой относится к компетенции собрания кредиторов (комитета кредиторов), не должна быть ниже рыночной стоимости.

Решение собрания кредиторов (комитета кредиторов) об установлении или об отказе в установлении начальной цены имущества, выставляемого на торги, может быть обжаловано (п. 4, 5 ст. 15 Закона).

С открытых торгов продается имущество, балансовая стоимость которого на последнюю отчетную дату, предшествующую утверждению плана внешнего управления, составляет не менее 100 тыс. рублей, за исключением имущества, ограниченного в обороте. В последнем случае проводятся закрытые торги с участием лиц, которым может принадлежать такое имущество.

Согласно п. 6 комментируемой статьи продажа имущества должника возможна без проведения торгов, если балансовая стоимость этого имущества на последнюю отчетную дату до даты утверждения плана внешнего управления составляет менее 100 тыс. рублей. В этом случае план внешнего управления должен не только предусматривать продажу такого имущества, но и регламентировать порядок его продажи. Так, может быть предусмотрено, что продажа такого имущества осуществляется по прямому договору и без согласования сделки с собранием кредиторов (комитетом кредиторов). При этом под “балансовой стоимостью имущества” должника, которое может быть продано без проведения торгов, подразумевается стоимость объекта по отдельной сделке, а не совокупная стоимость имущества, подлежащего продаже в соответствии с планом внешнего управления.

Следует иметь в виду, что даже при упрощенном порядке продажи части имущества должника имущество не может быть продано по цене ниже рыночной стоимости.

Все вышесказанное о продаже части имущества должника не применяется к реализации изготовленной должником в процессе хозяйственной деятельности продукции. Заключение договоров, направленных на распоряжение этим имуществом должника, осуществляется внешним управляющим в соответствии с гражданским законодательством без учета особенностей, установленных Законом.

Согласно ст. 17 Закона об особенностях банкротства субъектов ТЭК не подлежит отчуждению имущество, входящее в состав единого производственно-технологического комплекса должника – субъекта естественных монополий ТЭК.

Также не подлежат продаже отдельные виды имущества и имущественных прав, входящие в состав имущественного комплекса должника – стратегических предприятия или организации, – предназначенного для осуществления деятельности, связанной с выполнением работ по государственному оборонному заказу, обеспечением федеральных государственных нужд в области поддержания обороноспособности и безопасности Российской Федерации (п. 6 ст. 195 Закона о банкротстве).

Когда физическое лицо может объявить себя банкротом ? Процедуру банкротства можно пройти, если доход физического лица не позволяет в срок платить по кредитам и в ближайшее время финансовое положение не изменится. При сумме долга более 500 000 рублей физическое лицо обязано объявить себя банкротом

Объявить себя банкротом во внесудебном порядке может гражданин, общий долг которого на дату подачи заявления составляет от 50 до 500 тысяч рублей. Если долги превышают этот размер, можно воспользоваться только судебной процедурой банкротства

В случае, если стоимость имущества должника – юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации, недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, такое юридическое лицо ликвидируется в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом

Банкротство , инициированное кредитором, может грозить физическому лицу серьезными последствиями, среди которых помимо оспаривания сделок, к сожалению, и уголовная ответственность по статьям 195-197 Уголовного Кодекса РФ: преднамеренное и фиктивное банкротство , неправомерные действия при банкротстве

Порядок введения внешнего управления Внешнее управление вводится арбитражным судом на основании решения собрания кредиторов, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом

При продаже имущества градообразующей организации , признанной банкротом, арбитражный управляющий должен выставить на продажу на первых торгах предприятие должника на условиях, предусмотренных статьей 175 настоящего Федерального закона

Внешнее управление — одна из процедур банкротства, когда полномочия руководителя компании прекращаются, а компанией руководит внешний управляющий, которого назначает арбитражный суд. Управляющий составляет план действий, цель которого — исполнить все обязательства должника и завершить дело о банкротстве

Конкурсное производство – процедура , применяемая в деле о банкротстве к должнику , признанному банкротом , в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов

Под отсутствующим должником закон понимает гражданина или юридическое лицо, фактически прекратившее свою деятельность, если такой гражданин или руководитель юридического лица отсутствует или установить место их нахождения не представляется возможным (п. 227 Закона о банкротстве)

Подается заявление в арбитражный суд. Если вы приняли решение самостоятельно инициировать процесс банкротства, вам нужно подать заявление и приложить пакет документов, которые определяют необходимость проведения данного процесса, Порой необходимо также провести некоторые виды судебно-бухгалтерских экспертиз

Кто может признаться банкротом ? Самому признать себя банкротом нельзя, это делает арбитражный суд. Ваша задача — подать туда все нужные документы и доказать свою неплатежеспособность. Подать иск о вашем банкротстве могут и ваши кредиторы или Федеральная налоговая служба

Закон дает право обратиться с заявлением о начале банкротства умершего гражданина наследникам, кредиторам и уполномоченным органам. Для того, чтобы суд принял заявление о банкротстве умершего от наследников, нотариус, по запросу суда, должен предоставить заверенную копию наследственного дела

Банкротство — это неспособность компании платить по обязательствам: начислять зарплату, выходные пособия, рассчитываться с контрагентами. Чтобы арбитражный суд вынес решение о несостоятельности, срок задержки платежей должен быть не менее трёх месяцев, а общая сумма задолженности — не менее 300 тысяч рублей

Это может быть финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство, мировое соглашение (ст. 74 Закона N 127-ФЗ). Таким образом, с учетом наблюдения всего Закон N 127-ФЗ предусматривает 5 возможных стадий банкротства юридического лица

Без финансовых средств невозможно проведение банкротства , и их отсутствие приводит к прекращению процедуры. Финансовый управляющий подает ходатайство в арбитражный суд о прекращении процедуры на основании отсутствия финансирования. Суд выносит соответствующее определение, и дело считается прекращенным

Обращаетесь в арбитражный суд своего региона с заявлением о признании Вас банкротом. При сумме долга свыше 500 тысяч рублей – это Ваша обязанность! При сумме долга менее 500 тысяч рублей – это Ваше право! Если Ваш «белый» доход позволяет рассчитаться с долгами за 3 года, то суд утверждает план реструктуризации долгов

Наблюдение вводится с даты принятия арбитражным судом заявления кредиторов к производству или по результату рассмотрения арбитражным судом обоснованности требований заявителя. Основное содержание наблюдения : обеспечения сохранности имущества

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.